Юридические услуги, адвокат, закон, юрист, суд, консультация, развод

ГРЯДУЩИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В СФЕРЕ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ И СТАНДАРТЫ АДВОКАТСКОЙ ПРОФЕССИИ Е.В. СЕМЕНЯКО

16 февраля 2011 г. в пресс-центре газеты "Аргументы недели" состоялась пресс-конференция президента Федеральной палаты адвокатов РФ Евгения Васильевича Семеняко на тему: "Грядущие изменения в сфере юридических услуг и стандарты адвокатской профессии".

 

- АН: Добрый день, уважаемые коллеги. Сегодня мы рады приветствовать у нас в гостях президента Федеральной палаты адвокатов РФ Евгения Васильевича Семеняко. Тема конференции: "Грядущие изменения в сфере юридических услуг и стандарты адвокатской профессии". Я предлагаю Евгению Васильевичу немного рассказать об этих изменениях.

- Семеняко Е.В.: Почему вообще возник этот разговор и почему вообще адвокатское сообщество, руководство Министерства юстиции в последнее время, в последний год стали говорить о необходимости определенных коррективов в сфере оказания юридической помощи и рынка юридических услуг?

Дело в том, что РФ оказалась, как это уже неоднократно случалось, в уникальной ситуации. Уникальность ее заключается в том, что в этой области у нас действуют две корпорации юристов. Одна корпорация официальная - адвокатура, адвокатское сообщество, Федеральная палата адвокатов РФ, другая - совершенно неформальная и не объединенная на какой-либо основе: так называемые юридические консультанты или вольнопрактикующие юристы.

Для того чтобы иметь возможность оказывать юридическую помощь в статусе адвоката, надо этот статус приобрести. И само приобретение этого статуса предполагает, что юрист принимает на себя обязательства соблюдать определенные этические и профессиональные стандарты. В случае отступления от этих стандартов юрист-адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Причем в максимальном варианте ответственность может быть сопряжена с лишением статуса. Кроме того, каждый член корпорации обязан повышать свой профессиональный уровень.

В отношении всей адвокатской корпорации Министерство юстиции осуществляет так называемые надзорные и контрольные полномочия.

 

В отношении другой части юристов, которые, по сути, занимаются той же деятельностью, что и адвокаты, все перечисленные требования и обременения не действуют.

 

Такая ситуация сложилась только в нашей и еще в нескольких странах, образовавшихся после распада СССР. Для таких государств, как, например, Германия, Франция, Англия, и многих других совершенно нормальна ситуация, когда все юристы, которые занимаются оказанием юридической помощи как отдельным гражданам, так и отдельным юридическим лицам, объединены в единую корпорацию. То есть если ты хочешь действовать в качестве юридического консультанта, адвоката, ты должен приобрести статус адвоката - это непременное условие. У нас же доступ к оказанию юридической помощи открыт практически для всех желающих. И если вы, к примеру, видите объявление, где записано буквально следующее: "Гарантируем освобождение от призыва в Российскую армию. Освобождение от дальнейшего отбывания наказания. Прекращение уголовного дела", знайте, что вы имеете дело с теми самыми "вольными" юристами. Потому что ни один адвокат, ни одно адвокатское образование (кабинет, коллегия, бюро) не могут подобным образом рекламировать свои услуги и тем более гарантировать результат, поскольку это было бы грубейшим нарушением этических норм деятельности адвоката. Едва ли люди, называющие себя адвокатами и прибегшие к такой рекламе, могли бы сохраниться в рядах адвокатуры.

Однако наш Закон распространяется только на членов адвокатской корпорации, он не регламентирует доступ к сфере деятельности "свободных" юристов, не запрещает оказывать юридические услуги даже лицам, не имеющим юридического образования. Это нонсенс, но, к сожалению, реальность. Мы говорим об этом на протяжении пяти лет, причем не потому, что жаждем, как считают некоторые, установить адвокатскую монополию на все юридические услуги, а потому, что для нормального общества, заботящегося о правовой защите своих граждан, это совершенно недопустимая ситуация. Представьте себе, наши адвокатские региональные палаты, адвокатские палаты г. Москвы и Московской области в качестве дисциплинарного воздействия на адвокатов, допустивших нарушения, несовместимые с дальнейшим пребыванием в адвокатских рядах, лишают их статуса, права работать в адвокатуре, оказывать квалифицированную юридическую помощь. А эти "лишенцы" безо всяких препятствий уже в качестве "вольных" юристов продолжают оказывать юридическую помощь, составляя такие рекламные объявления и потроша кошельки обывателей.

Проблема больная, проблема застарелая, и она должна срочно решаться не только представителями адвокатского сообщества, но и Министерством юстиции РФ. Хорошо, что там это уже осознали и предпринимают конкретные шаги. В одном из интервью газете "Ведомости" заместитель Министра юстиции России Юрий Сергеевич Любимов в качестве одной из причин, по которой надо было бы заняться реформированием сферы юридической помощи, назвал пресловутый дуализм - неестественное разделение адвокатской профессии на адвокатов и неадвокатов. Теперь и у Министерства юстиции России, и у адвокатского сообщества в лице Федеральной палаты адвокатов есть понимание, что эта ситуация должна быть устранена. Во всяком случае, люди, не имеющие юридического образования, не принимающие на себя обязательств по соблюдению определенных стандартов профессиональной юридической деятельности, не могут допускаться к оказанию квалифицированной юридической помощи.

Конституция РФ гарантирует каждому российскому гражданину помощь не самозваного юриста-адвоката, а именно квалифицированную юридическую помощь. Чтобы такую помощь оказывать, надо самому быть квалифицированным юристом. При этом не тот, кто эту помощь оказывает, должен себе такую квалификацию присваивать. Должны существовать объективные процедуры допуска к профессии.

Любопытный факт: в рубрике "Архивариус" "Новой адвокатской газеты" была заметка, в которой воспроизводилась публикация из газеты "Московские ведомости" 125-летней давности. Так вот, 125 лет назад некто предстал перед мировым судьей по обвинению в незаконном занятии юридической деятельностью, потому что был замечен в том, что без соответствующего свидетельства в течение года в пятый раз попался на том, что пытался выступать перед судом по каким-то делам или в чьих-то интересах.

125 лет назад частному "ходоку" можно было выступить в качестве судебного представителя не более трех раз в год, а для того, чтобы заниматься защитой постоянно, на профессиональной основе, необходимо было получить специальное свидетельство. Оно удостоверяло наличие у претендента на эту работу соответствующих свойств и образовательного ценза.

В области регулирования тех же самых вопросов мы оказались, по сути, на той же стадии, что и 125 лет назад. Причем ситуация у нас даже хуже, чем в царской России. Но даже при этой запущенности растягивать решение проблем регулирования сферы юридической помощи на десятилетия было бы неправильно. Надеюсь, что будущий год станет в этом отношении переломным и порядок в сфере оказания юридической помощи все-таки будет достигнут.

Нам кажется, что первый шаг, который должен быть предпринят в этой области, - вывести из сферы юридических услуг тех, кто не имеет юридического образования, кто лишен адвокатского статуса либо по компрометирующим основаниям уволен из правоохранительных органов, кто имеет судимости за совершение уголовных правонарушений и т.д. И правопорядок в стране, и интересы граждан от этого только выиграли бы.

Но проблема этим не исчерпывается. Мы оказались единственной страной в Европе, где можно в области оказания юридической помощи позиционировать себя в качестве индивидуального предпринимателя в сфере оказания юридических услуг. То есть можно образовать так называемое ИП и среди других видов деятельности, наряду с пошивом обуви и приготовлением пирожков, указать юридические услуги. С точки зрения действующего законодательства никакого прегрешения нет: что не запрещено, то разрешено. Знай себе плати налоги и консультируй, хотя и это требование элементарно обходится.

Когда мы ведем речь об объединении практикующих юристов, мы имеем в виду привлечение в адвокатуру тех коллег, которые давно зарекомендовали себя на рынке юридических услуг как солидные игроки и надежные партнеры. Это прежде всего юридические фирмы, включая и иностранные. Главный вопрос: как сделать для них вхождение в адвокатуру безболезненным и даже привлекательным? Юристы, работающие в юридических фирмах, традиционно используют некоторые инструменты, свойственные предпринимательской деятельности. В частности, в этих фирмах существует возможность приема на работу по договору найма. В этом случае юрист действует не как независимый адвокат, а как наемный сотрудник.

Некоторые наши коллеги по адвокатской корпорации рассматривают эти обстоятельства как непреодолимые, ссылаясь на то, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Но тот опыт, который к сегодняшнему дню накоплен в других странах, в частности во Франции, свидетельствует о том, что данное обстоятельство отнюдь не является непреодолимым препятствием для объединения. Во французской адвокатуре, прошедшей процесс объединения еще 20 лет назад, существует возможность создания самых разнообразных объединений адвокатов, в том числе и таких, которые ориентированы на оказание помощи бизнесу и используют в своей работе соответствующие инструменты.

Не вижу препятствий в том, чтобы предоставить адвокатам законную возможность вкладывать деньги в создание собственных фирм. Адвокаты, которые не хотят вкладывать средства в развитие адвокатского дела, но готовы работать в таких фирмах, могли бы это делать на правах младших партнеров либо наемных сотрудников. Но так как и для тех, кто выступает в роли учредителей адвокатской фирмы, и для тех, кто в ней работает в качестве наемного сотрудника, требования о соблюдении этических стандартов остаются едиными, то такие формы работы в адвокатском сообществе вполне приемлемы.

 

- АН: Что получит в результате этих реформ потребитель и какие ограничения получат юристы, которые не вступят в сообщество? Их не допустят в суды?

- Семеняко Е.В.: Полагаю, что граждане все-таки избавятся от ситуации, когда под видом юридической помощи им предлагают в лучшем случае ее суррогат. А в случаях нарушения права граждан на получение квалифицированной юридической помощи они могли бы быть уверены, что виновных привлекут к ответу и качественная помощь им все-таки будет оказана. Потому что адвокатская корпорация имеет определенные возможности и средства воздействия на тех членов сообщества, которые отступают от требований профессиональной этики адвокатов и прибегают к недостойным методам работы.

В целом же намеченные преобразования позволят поставить всю сферу деятельности по оказанию юридической помощи в России на уровень международных стандартов, которые вскоре будут к нам предъявлены в связи со вступлением во Всемирную торговую организацию.

 

- АН: А какие ограничения предлагаете? Если человек не состоит в сообществе, он не может защищать?

- Семеняко Е.В.: Сегодня по закону непременное представительство адвоката предусмотрено на предварительном следствии и в защите по уголовным делам. Это совершенно правильное условие. Такое же условие предусмотрено для представительства интересов граждан и организаций в Конституционном Суде. В свое время это правило распространялось и на арбитражный суд, но было отменено в силу того, что было выдвинуто только в отношении индивидуальных предпринимателей, т.е., по сути, физических лиц, тогда как юридические лица имели возможность выбора - пользоваться услугами как адвокатов, так и своих собственных юристов. Конституционный Суд решил, что здесь присутствует неравенство, и обязал законодателя привести нормы закона в соответствие с принципом равенства правового регулирования. Вместо того чтобы это сделать, законодатель пошел по упрощенному пути: в Закон об адвокатской деятельности была внесена поправка, отменяющая монополию адвокатов в арбитражных судах (т.е. теперь и в арбитражных судах может появиться любой представитель, которому даже не обязательно иметь юридическое образование).

Сегодня уже сами арбитражные судьи выступают за монополию адвокатов на судебное представительство, поскольку совершенно очевидно, что суд - это все-таки дело профессиональных юристов и только при их участии поддерживается должное качество судебного разбирательства, соблюдаются принципы состязательности сторон.

Нам говорят, что введение адвокатской монополии на судебное представительство лишит куска хлеба целую армию юристов. Это не так. Никто из серьезных специалистов в адвокатуре не доводит это требование до абсурда, и никто не говорит о том, что монополия должна быть абсолютной. Юрисконсульты предприятий по-прежнему будут представлять свои организации в арбитражных судах. А в мировых судах есть целые категории дел (дела частного возбуждения), по которым представительствовать может не только адвокат.

Но в состязательном процессе непременно должно соблюдаться равенство сторон: если на одной стороне выступает прокурор, профессионально поддерживающий сторону обвинения, то ему непременно должен оппонировать профессиональный защитник - адвокат. В гражданском суде также должна быть обеспечена надлежащая состязательность и эффективное представительство интересов обеих сторон. Невозможна ситуация, когда на одной стороне выступает профессионал, а на другой - даже не любитель, а пробующий себя в этой сфере деятельности дилетант. Ведь все это на самом деле сказывается на качестве осуществления правосудия.

 

- АН: Евгений Васильевич, Вы сейчас этими реформами фактически помогаете государству. Потому что облегчаете и упорядочиваете работу судов. В таком случае "свободные" юристы, которые будут приглашены в коллегию адвокатов, станут адвокатами, что они получат? Сейчас для адвокатов нет соответствующих условий в судах, нет гардероба, буфета, порой даже нет стола, чтобы разложить документы.

- Семеняко Е.В.: Боюсь, что буфеты у нас сразу после осуществления реформы не появятся и столов отдельных тоже не будет. Это уже проблема отношения со стороны судейского корпуса, властей, Судебного департамента, который отвечает за материально-техническое снабжение судов, за организацию работы судебных учреждений, в том числе за создание надлежащих условий для работы всех тех, кто приходит в суд.

Это ведь касается не только адвокатов. Какая мотивация возникает для так называемых свободных консультантов, представителей бизнес-адвокатуры? На сегодняшний день только адвокаты имеют такие привилегии, как иммунитет от допроса по тем обстоятельствам, которые стали адвокату известны в связи с оказанием юридической помощи. Это очень важное условие, гарантия для профессиональной деятельности адвоката.

У адвоката есть еще такая привилегия, как адвокатская тайна. Хотя эта тайна принадлежит клиенту, но для адвоката следствием этой адвокатской тайны является то, что он ни при каких обстоятельствах, в каком бы процессе он ни находился, не может давать показаний против своего доверителя. По Закону он не может быть допрошен в качестве свидетеля и не может никому разглашать эту тайну. Эти привилегии адвокатского статуса не вчера появились, существуют ровно столько, сколько вообще существует профессия адвоката.

Противники объединения из лагеря "свободных" юридических консультантов хотели бы получить такие же гарантии, не вступая при этом в адвокатуру. Они предполагают объединиться в некую саморегулируемую организацию, которая бы действовала на тех же условиях, что и адвокатура. Но в таком случае надо называть вещи своими именами: речь идет о создании параллельной адвокатуры. Возникает вопрос, для чего и для кого это надо, какие между нами непреодолимые препятствия? Французским коллегам понадобилось 20 лет, чтобы договориться. Мне кажется, что нам не обязательно так долго идти навстречу друг другу. У нас нет такого времени, но зато в обеих корпорациях есть разумные люди, понимающие, что наши интересы совпадают.

Думаю, что юристы бизнеса не меньше адвокатов заинтересованы в том, чтобы избавиться от неквалифицированных коллег, которые по профессиональным качествам и уровню не могут оказывать надлежащую помощь. Они не меньше нас заинтересованы в поддержании единого стандарта профессии. Но легче и лучше всего это делать в рамках единой корпорации.

Нам говорят: а как быть с иностранными юридическими фирмами? Считаю, что они, так же как и российские фирмы, должны принять единые с нами стандарты. Сегодня ни в одной стране ни один рынок юридических услуг не является открытым. А у нас кто хочет, тот и практикует. В России без проблем работают многие ведущие юридические корпорации (как адвокатские, так и консалтинговые). Здесь они действуют в основном "головами", знаниями, талантами наших, российских юристов. Причем в 99% случаев не просто юристов, а адвокатов. И если эти структуры будут введены в некие общероссийские рамки и условия деятельности, то интересы людей, работающих в этих фирмах, нисколько не пострадают. Они как работали, так и продолжат работать. Мы в свое время сформулировали ряд предложений Министерству юстиции о том, как могла бы быть урегулирована сфера оказания юридической помощи. Реформа позволит внедрить такие организационно-правовые формы адвокатской деятельности, которые будут удобны для тех, кто сегодня работает в иностранных юридических фирмах и компаниях. Как и в других делах, здесь требуется наличие определенной государственной политической воли. И похоже, что такая воля у правительства есть.

Появление такой специализации, как бизнес-адвокатура, заставляет нас пересмотреть некоторые общие подходы к адвокатской деятельности. В прежние времена адвоката отличала профессиональная широта, т.е. возможность выступать юридическим советником по всем направлениям. Сегодня в российской адвокатуре все больше и больше, вслед за адвокатурами других стран, пробивает себе дорогу специализация. При том объеме вопросов, которые возникают в разных сферах, при том обширнейшем законодательстве, которое все более растет и разветвляется, при той судебной практике, которая становится все более многообразной, невозможно быть специалистом во всех областях. А значит, необходимо специализироваться на каких-то определенных направлениях. Сегодня и адвокатское сообщество, и представители руководства Министерства юстиции занимают единую позицию, что дальнейшее повышение профессионального уровня адвоката, а значит, повышение качества оказываемой юридической помощи должны идти за счет усиления профессиональной специализации адвокатского сообщества.

 

- Право.ru: По поводу специализации. На одной из конференций адвокатской палаты Вы говорили, что стоит ввести специализацию и при сдаче квалификационного экзамена адвокат должен выбирать.

- Семеняко Е.В.: Я и сейчас придерживаюсь этой точки зрения и надеюсь, что так и будет. Если мы признаем необходимость специализации в адвокатской деятельности и практике, тогда надо учитывать это обстоятельство и при решении вопроса о допуске к профессии. Если претендент на адвокатский статус объявляет экзаменационной комиссии, что он не претендует на уголовную защиту, зачем его тогда экзаменовать по уголовному праву? Ведь у него есть диплом о высшем юридическом образовании и необходимый юристу стартовый объем знаний о праве в целом и различных его отраслях он получил.

Сегодня в российской адвокатуре сложилась уникальная ситуация, когда до трети численности адвокатов палаты составляют адвокаты в возрасте до 30 лет. Такого не было за всю историю российской адвокатуры. Эти люди наиболее открыты для перемен. Они работают на самом высоком уровне и часто становятся известными профессионалами в той области, которую избрали своей специализацией. Мне кажется, что совсем близко время, когда лицо адвокатуры в значительной степени будет определяться именно этими людьми. Еще 5 - 10 лет, и на первый план выйдет совсем другое поколение юристов, которое сформировалось в условиях новых реалий и способно действовать по самым современным международным стандартам.

 

- "Новая адвокатская газета": Противники объединения профессии говорят, что монополизация профессии адвокатуры приведет к повышению тарифа на юридические услуги. Насколько Вы считаете этот тезис справедливым?

- Семеняко Е.В.: Это лукавый тезис. Объединение юристов, работающих в сфере оказания юридической помощи, приведет к тому, что конкурентные условия не сузятся, а значительно расширятся. А это, в свою очередь, не только не приведет к увеличению платы за юридическую помощь, а, скорее, будет способствовать ее уменьшению. По законам рынка предложение находится либо на уровне спроса, либо его превышает. Адвокатура относится к таким сферам деятельности, где предложение услуг все-таки доминирует над спросом. И в этом я вижу добрый знак, хотя многие мои коллеги будут возражать против этого. С точки зрения индивидуальных интересов любого члена нашей корпорации, чем меньше на твоей улице адвокатских контор, тем больше шансов, что тот, кто ищет юридическую консультацию, зайдет в твои двери. Но для тех, кто обращается за помощью к адвокату, значительно лучше, когда можно выбирать из большего количества. Это одновременно решает проблему стоимости адвокатских услуг, юридической помощи, которая должна быть доступной для каждого, кто в ней нуждается.

 

- Gzt.ru: Есть ли какой-то законопроект этой реформы? Не повлечет ли это за собой массовую безработицу тех юристов, которые ищут работу в фирмах, которые сопровождают сделки? Не будет ли так, что сотни, тысячи останутся без работы, а адвокатская палата будет выбирать, кому давать или не давать статус?

- Семеняко Е.В.: Конкретных законопроектов пока нет. Речь идет о выработке концепции. Не думаю, что успокою "свободных" юристов заверением в том, что они ни при каких условиях не окажутся на улице. Одним из условий реформы, по мнению Министра юстиции Александра Коновалова, должно стать избавление корпорации от тех, кто по своим профессиональным и моральным качествам не может отвечать высокому назначению юридического защитника.

Но при этом речь не идет о том, чтобы отсечь и ту часть квалифицированных людей, которые знают и хорошо делают свое дело. И в этом тоже наша общая с Министерством позиция. Необходимо продумать те процедуры, которые бы дали возможность осуществить гарантированный переход таких юристов в адвокатскую корпорацию. Мы за то, чтобы все профессиональные, толковые люди имели возможность продолжить свою работу уже в адвокатском статусе с сохранением своей специализации.

 

- РБК: Мне кажется, что деление на специализации применимо в Москве и Московском регионе. В провинции адвокаты сидят без работы и хватаются за любое дело, будь оно мировое или уголовное.

- Семеняко Е.В.: Нужно исходить из того, что специализация - дело добровольное. Например, у немцев специализация заявляется произвольно в зависимости от того, где адвокат считает себя наиболее сведущим. В Адвокатской палате Берлина адвокат одновременно может объявить о пяти специализациях, но может не объявлять ни об одной.

Когда мы говорим о специализации при сдаче претендентского экзамена, то заявка о специализации означает, что претендент на статус адвоката желает, чтобы его экзаменовали именно в данной сфере деятельности. Если человек собирается заниматься юридическим сопровождением бизнеса и предпринимательства, то ему не следует задавать вопросы из области уголовно-судебной защиты. Это не значит, впрочем, что адвокат, который сдавал экзамены по данному направлению, в дальнейшем не может изменить свою специализацию и заняться другими делами. Задача заключается в том, чтобы создать такое регулирование адвокатской деятельности, которое позволяло бы адвокатам осваивать новые, интересные для них формы деятельности, решать новые задачи. Конечно, в России есть регионы, где эти вопросы не актуальны. Но нельзя адвокатуру регулировать по этим регионам.

В крупных мегаполисах нас упрекают в том, что Закон об адвокатской деятельности препятствует созданию адвокатами таких объединений, которые позволили бы им конкурировать с иностранными юридическими фирмами. Задача и состоит в том, чтобы в Москве и в других регионах, где адвокаты чувствуют себя стесненными в развитии, это препятствие устранить. А там, где этого не требуется, никто не будет навязывать новые формы деятельности.

 

- АН: Консенсус есть, процесс пошел. А мы, со своей стороны, будем помогать, освещать, рассказывать о реформах, происходящих в адвокатском сообществе. Спасибо, что Вы ответили на наши вопросы.

- Семеняко Е.В.: Я вам тоже благодарен, потому что любая возможность рассказать, что у нас происходит, как складывается жизнь, - это замечательно. Спасибо больше.

 

Записала

Эльвира Шамратова

 

 

 

 

Позвоните нам:

(495) 943-93-57
(901) 593-93-57

Или задайте вопрос

...

Последние новости

Счетчики

 
 
You are here: