Юридические услуги, адвокат, закон, юрист, суд, консультация, развод

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ОТМЕНИЛ СМЕРТНУЮ КАЗНЬ. ВРЕМЕННО

Неблагодарное это дело - описывать спорные ситуации: вопросы и возражения неизбежны как по сути, так и по форме изложения. Например, редактор и читатель вправе спросить: почему этот материал отнесен автором в рубрику "Конфликты", а не в более соответствующую случаю, например, "Проблема" или же вообще в нейтральный во всех отношениях "Отчет"? Уверена, что вынесенное Конституционным Судом решение, касающееся оснований и процедуры применения смертной казни в России, не только выросло из конфликта общественного - решение КС, по сути, есть и констатация, и форма разрешения конфликта юридического, а в ближайшем будущем, скорее всего, станет поводом для парламентских коллизий. Дело в том, что своим решением Конституционный Суд невольно спровоцировал ситуацию, в которой нерадивый российский законодатель был, образно говоря, "поставлен на место" - и тем самым почти автоматически настроен на оппозицию решению КС. Это соображение, однако, не умаляет важности свершившегося факта: вопрос об отмене смертной казни, пусть предварительно, но наконец решен, причем окончательное его решение Конституционный Суд связал с урегулированием другой не менее важной проблемы, а именно - с повсеместным введением рассмотрения дел по обвинениям в преступлениях, за которые может быть вынесен смертный приговор только судом присяжных.

Суть дела

Россия заявила о курсе на построение правового государства, но принятая концепция судебно - правовой реформы потихоньку сошла на "нет" из-за отсутствия как материальных, так и ментальных ресурсов.
И даже законная гордость россиян - необъятная широта просторов Отечества сыграла злую шутку в судьбе смертной казни, так как конституционное положение о необходимости обеспечить право лицу, которому грозит осуждение на смертную казнь, требовать рассмотрения его дела судом присяжных ограничено введением института присяжных лишь в девяти регионах из девяноста. А теперь рассмотрим положение ключевых фигур в деле о смертной казни.
Юрисдикция Конституционного Суда сама по себе специфична и направлена на защиту прав граждан от неконституционных законов.
В отношении смертной казни российский законодатель вел себя, на первый взгляд, весьма активно. Рассмотрим его действия и их последствия внимательнее.
В связи с учреждением в Российской Федерации суда присяжных 16 июля 1993 года был принят Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях". Пунктом 1 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года N 5451/1-1 данный Закон вводился в действие со дня опубликования, за исключением пункта 7 раздела II, дополнявшего УПК РСФСР разделом десятым "Производство в суде присяжных". Одновременно пунктом 2 Постановления предписывалось принять предложения Ставропольского края, Ивановской, Московской, Рязанской и Саратовской областей о том, что пункт 7 раздела II Закона вступает в силу на их территориях с 1 ноября 1993 года, и предложения Алтайского и Краснодарского краев, Ульяновской и Ростовской областей о том, что этот пункт вступает в силу на их территориях с 1 января 1994 года.
В соответствии со статьей 41 УПК РСФСР, устанавливающей территориальную подсудность уголовных дел, дело подлежит рассмотрению в том суде, в зоне юрисдикции которого совершено преступление; если определить место совершения преступления невозможно, то дело подсудно суду по месту окончания предварительного следствия или дознания по делу. Согласно части третьей ст. 42 УПК РСФСР дело, которое по тем или иным основаниям подсудно одновременно нескольким одноименным судам, рассматривается тем судом, в зоне юрисдикции которого было закончено предварительное следствие или дознание по делу.
В соответствии со статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.
Из данной конституционной нормы в ее взаимосвязи со статьями 18 и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации следует, что в этих случаях право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей выступает особой уголовно - процессуальной гарантией судебной защиты права на жизнь (как основного, неотчуждаемого и принадлежащего каждому от рождения), прямо установленной самой Конституцией Российской Федерации. Это право является непосредственно действующим и в качестве такового должно определять смысл, содержание и применение соответствующих положений уголовного и уголовно - процессуального законодательства, равно как и деятельность законодательной власти по принятию, изменению и дополнению этого законодательства, и обеспечиваться правосудием.
Согласно статье 19 Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом (часть 1); государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (часть 2). Следовательно, право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации, должно быть обеспечено на равных основаниях и в равной степени всем обвиняемым независимо от места совершения преступления, установленной федеральным законом территориальной и иной подсудности таких дел и прочих обстоятельств.
В соответствии с положениями раздела десятого " Производство в суде присяжных" УПК РСФСР, прежде всего его статьи 421 во взаимосвязи со статьей 36 УПК РСФСР дела о преступлениях, за совершение которых установлено наказание в виде смертной казни, по ходатайству обвиняемого рассматривает суд присяжных в краевом, областном, городском суде. При этом согласно статье 420 УПК РСФСР территории, на которых осуществляется рассмотрение дел с участием коллегии присяжных заседателей в судах, определяются Верховным Советом Российской Федерации. Такие территории были определены Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года пункты 1 и 2). Из указанных положений следует, что рассмотрение судом присяжных заседателей дел о преступлениях, за совершение которых может быть назначено наказание в виде смертной казни, вводится первоначально лишь на территории девяти субъектов Российской Федерации, а не на всей ее территории.
Принимая такое решение, законодатель, основываясь на нормах действовавшей в то время Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России и учитывая обстоятельства организационного, материального и технического характера, по существу, исходил из поэтапности введения суда присяжных в ходе судебной реформы, что само по себе не отрицало необходимости повсеместного обеспечения каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого установлено наказание в виде смертной казни, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей и тем более не могло препятствовать законодателю после вступления в силу Конституции Российской Федерации в соответствии с ее требованиями принять федеральный закон, обеспечивающий реализацию данного права на всей территории России.
Согласно абзацу 1 пункта 6 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции впредь до введения в действие Федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел.
Из данного конституционного положения и статьи 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации следует, что в течение некоторого переходного периода, конкретные временные границы которого в Конституции Российской Федерации не указаны, должны быть внесены изменения в действующее законодательство, с тем чтобы в любом случае предоставленное обвиняемым в особо тяжких преступлениях против жизни, за совершение которых Федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение их дел судом с участием присяжных заседателей было обеспечено на всей территории Российской Федерации. В течение этого переходного периода на территориях, где суды присяжных не созданы, производство по таким делам могло осуществляться в прежнем порядке.
С принятием Конституции Российской Федерации законодатель, осуществляя судебную реформу, в ходе приведения уголовно - процессуального законодательства в соответствие с нормами Конституции Российской Федерации был обязан, по смыслу абзаца 1 пункта 6 раздела второго "Заключительные и переходные положения" и статьи 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации, обеспечить надлежащий процессуальный механизм реализации прав обвиняемого, с тем чтобы преодолеть временное неравенство правовых возможностей для лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за особо тяжкие преступления против жизни, за совершение которых Федеральным законом установлена смертная казнь. Причем сделать это необходимо было скорейшим образом, поскольку для таких случаев право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей закреплено непосредственно Конституцией Российской Федерации (статья 20, часть 2), в отличие от случаев, когда данное право в соответствии со статьями 47 (часть 2) и 123 (часть 4) Конституции Российской Федерации устанавливается законодателем, который, следовательно, может определять и различные сроки выведения соответствующих процессуальных механизмов.
После принятия Конституции Российской Федерации прошло более 5 лет, то есть срок, достаточный для выполнения ее предписания о принятии Федерального закона, обеспечивающего реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.
За это время в рамках осуществления судебной реформы были приняты Федеральный конституционный закон " О судебной системе Российской Федерации ", Федеральный закон "О мировых судьях в Российской Федерации", Уголовный кодекс Российской Федерации, внесены многочисленные изменения в Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР, подготовлен и принят в первом чтении проект нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации, но соответствующие изменения, реально обеспечивающие право каждого обвиняемого в преступлении, за совершение которого установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, в законодательство до сих пор не внесены. Тем самым законодатель до настоящего времени допускает положение, при котором это, предусмотренное статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации, право по-прежнему может быть реализовано лишь на территориях, определенных в Постановлении Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года. В результате искажается конституционный смысл предписаний абзаца 1 пункта 6 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации, а пункт 1 указанного Постановления, рассматриваемый во взаимосвязи с его пунктом 2, из временной нормы фактически становится постоянно действующим ограничением и в таком качестве противоречит статьям 19, 20 (часть 2) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
В связи с тем, что для выполнения законодателем обязанности, вытекающей из статьи 20 (часть 2) и абзаца 1 пункта 6 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации, прошло достаточно времени, Федеральному Собранию надлежит незамедлительно внести в законодательство изменения, обеспечивающие на всей территории Российской Федерации реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого Федеральным законом установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. В силу прямых предписаний указанных положений Конституции Российской Федерации принятие соответствующего Закона не должно обусловливаться введением в действие нового Уголовно - процессуального кодекса, а может предшествовать ему.
Законодатель вправе выбрать различные формы обеспечения гражданам возможностей реализации права, гарантированного статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации, только он может установить, каким образом должно быть обеспечено право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей на территориях всех субъектов Российской Федерации, надлежит ли в этих целях определить "базовые" суды, создать окружные суды и т.п.

Решение

"2 февраля 1999 года Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего О.С. Хохряковой, судей М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, В.И. Олейника, В.Г. Стрекозова, с участием адвокатов Г.П. Падвы, А.Е. Бочко, С.Г. Белоковыльского, Н.Л. Высоцкой - представителей граждан, обратившихся с жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации, судьи Московского городского суда С.А. Пашина, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации В.В. Лазарева, представителя Совета Федерации А.В. Клигмана и полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 (часть первая), частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 96, 97, 99, 101, 102, 104 и 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дела о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктом 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года N 5451/1-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях".
Поводом к рассмотрению дела явились запрос Московского городского суда, а также жалобы граждан В.Ю. Гризака, О.В. Филатова и Н.А. Ковалева на нарушения их конституционных прав указанными нормативными положениями. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации эти нормативные положения.
Итогом напряженной работы стало простое и ясное решение. Именно эти простота и ясность в сопоставлении с хитросплетением юридических и фактических обстоятельств дела, изложенных в Постановлении Суда, наводят на довольно неожиданную мысль. Представьте себе будущие поколения студентов, изучающих этот документ в рамках учебных программ по государственному праву или конституционному законодательству: им придется изрядно помучиться, чтобы вникнуть в смысл этого Постановления. И дай им Бог ломать голову над тем, чтобы понять, как это могло быть, чтобы в огромной стране лишь малая часть отверженных могла надеяться реализовать свой последний шанс, гарантированный Конституцией, в то время как большая их часть этой возможности была лишена. Конституционный Суд Российской Федерации заслушал сообщение судьи - докладчика Ю.М. Данилова, выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации - В.И. Радченко, от Министерства юстиции Российской Федерации - Е.Н. Сидоренко, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - А.А. Белкина, от Министерства внутренних дел Российской Федерации - В.И. Жулева.
Итак, Конституционный Суд РФ постановил:
"1. Признать не противоречащими Конституции Российской Федерации положения статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР как не препятствующие реализации гарантии, установленной статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
2. Признать не противоречащим Конституции Российской Федерации пункт 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года N 5451/1-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях", предусматривающий вступление в силу пункта 7 раздела II указанного Закона на территориях Ставропольского края, Ивановской, Московской, Рязанской и Саратовской областей с 1 ноября 1993 года, а на территориях Алтайского и Краснодарского краев, Ульяновской и Ростовской областей - с 1 января 1994 года.
3. Признать пункт 1 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года N 5451/1-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях", предусматривающий введение в действие указанного Закона со дня опубликования, за исключением пункта 7 раздела II, не противоречащим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой он не препятствовал законодателю принять в соответствии с предписаниями статьи 20 (части 2) и абзаца первого пункта 6 раздела II "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации, федеральный закон, устанавливающий на всей территории Российской Федерации порядок рассмотрения судом с участием присяжных заседателей дел о преступлениях, за совершение которых федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь.
В связи с тем, что после принятия Конституции Российской Федерации Федеральное Собрание располагало достаточным временем для выполнения предписаний статьи 20 (часть 2) и абзаца первого пункта 6 раздела II "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации, признать пункт 1 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года в той мере, в какой он далее не обеспечивает на всей территории Российской Федерации реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19, 20 и 46.
4. С принятием настоящего Постановления положения пункта 1 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года N 5451/1-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" не могут более служить основанием для отказа обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, в удовлетворении ходатайства о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей. Обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, в любом случае должно быть реально обеспечено право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.
В связи с этим Федеральному Собранию надлежит незамедлительно внести в законодательство изменения, обеспечивающие на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, возможность реализации права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.
5. С момента вступления в силу настоящего Постановления и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей..."
Итак, казалось бы, справедливость торжествует: усилиями Конституционного Суда восполнен пробел в деятельности законодательной власти, упорно игнорирующей окончательное решение судьбы смертной казни в России. Однако возможности Конституционного Суда не безграничны и решение его носит промежуточный характер. Последнее слово должен сказать законодатель. А он может и обидеться на то, что ему погрозили пальцем...

 

Позвоните нам:

(495) 943-93-57
(901) 593-93-57

Последние новости

Счетчики

 
 
You are here: